Сколько раз осужденный из тюрьмы может подавать жалоьу в верх суд

Адвокат Мастерова Матвей Черепков подал апелляцию. Недополученная апелляция После вынесения приговора суд всегда дает минимум 10 дней для обжалования. Если адвокат не местный, то, как правило, дается около месяца, после чего решение вступает в законную силу. Он пояснил, что апелляционную жалобу отправил заказным письмом с описью вложения. Но работники Московского районного суда Чебоксар просто не забирали его из отделения.

Все новости Верховный суд разъяснил будущий порядок сплошной кассации по уголовным делам В таком порядке могут быть пересмотрены, в частности, приговор или иное итоговое судебное решение мирового судьи, районного или гарнизонного военного суда МОСКВА, 4 июня. Пленум Верховного суда России подготовил разъяснения судьям о порядке применения сплошной кассации по уголовным делам - обязательного рассмотрения практически всех кассационных жалоб, которое вступит в силу с момента начала работы кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции. До сих пор действует выборочная кассация по уголовным делам, когда суды сначала решают, передавать ли уголовное дело со вступившим в силу решением суда в третью инстанцию, где судьи должны определить, насколько законен приговор с точки зрения норм права, а не обстоятельств дела. Пленум ВС отметил, что в порядке сплошной кассации могут быть пересмотрены приговор или иное итоговое судебное решение мирового судьи, районного или гарнизонного военного суда, а также итоговое судебное решение по уголовному делу, рассмотренному в апелляционном порядке областными или приравненными к ним судами или окружным военным судом. Жалобы по таким делам о нарушении применения норм закона будут подаваться через суд первой инстанции, вынесший приговор, но он не сможет ее отклонить, а лишь проверит правильность оформления жалобы либо кассационного представления прокуратуры, после чего передает ее на рассмотрение с уведомлением сторон.

Обжалованию подлежит

Насколько суды независимы в своих решениях? Соблюдается ли у нас принцип презумпции невиновности? Наконец, что стоит за оживленными дискуссиями об антинаркотической 328—й статье УК? Как думают наши гости, насколько белорусские суды приблизились к этой цели? Валерий Калинкович: Само понятие справедливости как явления является достаточно сложным и многогранным. Оно по—разному определяется лингвистами, юристами. Если говорить в общем, то, наверное, это соответствие между требуемым и в реальности происходящим — не важно, в какой сфере человеческой деятельности.

Применимо к правосудию я осмелюсь утверждать, что мы прошли существенный путь к тому, чтобы наше правосудие воспринималось как справедливое. Алексей Стук: Прокуратура, разумеется, тоже стоит на страже справедливости. Так как это понятие не только философское, но и правовое. Ведь наше законодательство определяет, что судебное решение должно быть не только законным и обоснованным, но и справедливым.

Сегодня и стороне обвинения, и стороне защиты суды создают равные условия для реализации предусмотренных в законе полномочий по представлению и исследованию доказательств. Адвокату законом предоставлено право самостоятельно собирать доказательства по делу, запрашивать документы, сведения, необходимые для оказания юридической помощи.

Да, не все сведения могут быть представлены соответствующими органами по адвокатским запросам. Но у защитника всегда есть право подать ходатайство органу, ведущему уголовный процесс, об истребовании тех сведений, которые в силу предписания закона не могут быть получены непосредственно адвокатом.

На наш взгляд, эти базовые положения позволяют обеспечить справедливость судебного разбирательства. Что касается гособвинения, то прокуроры в своих выступлениях, и особенно во время предложения меры наказания, кроме требований законности и обоснованности, всегда руководствуются принципом справедливости.

Эдуард Малиновский: Рассуждая о справедливости правосудия, можно рассмотреть это понятие с двух ракурсов. Первый — с точки зрения государства, правоохранительных органов, следствия, суда: вынесение приговора — как итог завершения работы и органов дознания, и следователя, и прокурора.

Это приговор, который основан на убедительных доказательствах, с учетом личности виновного и обстоятельств, когда пройдены все стадии опротестования, обжалования и решение вступило в законную силу. Более сложный ракурс — это отношение к категории справедливости участников процесса. Мнения могут быть абсолютно противоположными.

Хотелось бы, чтобы мы пришли к восприятию обществом категорий правосудия и справедливости как тождественных понятий. Но это зависит, полагаю, не только от усилий правоохранительных органов и судей, но и от правовой культуры граждан.

Виктор Чайчиц: Моя позиция будет строиться прежде всего на том, о чем говорят люди, обратившиеся к адвокатам. Я полностью согласен со своими коллегами, что понимание справедливости у потерпевших и обвиняемых, конечно же, разное.

И суду сложнее всех решать вопрос с наказанием и думать, справедливо оно или нет. Чаще всего так высказываются недовольные приговором граждане. Да, сегодня есть и состязательность процесса, и то, что недопустимые доказательства не должны быть положены в основу обвинительного приговора.

Однако даже если из 10 случаев только в одном получится, что где—то неправильно оценили обстоятельства, то именно это исключение из правил будет подано в прессе как правило... Валерий Леонидович привел слова Ожегова.

Как видим, даже в словарях есть некоторая разница. Наверное, найти общие критерии очень сложно, но стремиться к этому надо. И слава богу. Это люди, которые живут по чести и по совести, не нарушают закон, честно зарабатывают свой хлеб и сами в рамках закона разрешают конфликтные ситуации, в которые попадают.

Эта часть нашего населения о деятельности правоохранительной и судебной системы судит в основном по информации СМИ, в соцсетях. И вот здесь с сожалением приходится констатировать, что целый ряд публикаций в крайне негативном, искаженном свете представляют деятельность не только судебной власти, но и всего правоохранительного блока. Поэтому ответ на вопрос, насколько мы приблизились к стандартам справедливости в правосудии, все же следует искать в отношении к судебным актам и судебной деятельности самих участников судебных процессов.

Уж они—то имеют право оценивать то, что с ними происходило. Теперь давайте задумаемся, почему все эти дискуссии о справедливости судопроизводства вертятся только вокруг уголовного судопроизводства? Якобы наиболее яркая, показательная, такая вот горячая тема. Между тем система судов общей юрисдикции ежегодно рассматривает 750 тысяч различных дел и споров, из которых уголовных — не более 45 тысяч.

Да, сегодня в вышестоящие суды обжалуется примерно каждый четвертый, каждый пятый вынесенный приговор по уголовным делам. Остальные судебные акты после их вынесения вступают в силу, будучи не обжалованными! Следовательно, стороны согласны с исходом дела.

Они его считают правильным, то есть справедливым. Кстати, из этих 750 тысяч дел до Верховного Суда с жалобами и протестами ежегодно доходит всего порядка 5,5 — 6 тысяч судебных дел: примерно 2 тысячи уголовных, тысяча административных, 2,5 тыс. Сопоставляя эти цифры, мы можем более или менее достоверно судить об объеме судебных постановлений, которые сторонами по делу воспринимаются как несправедливые, неправильные.

Недавно пришлось читать даже заявление о том, что якобы в наших судах — исключительно обвинительный уклон, презумпция невиновности будто бы не принимается во внимание. Между тем мы недавно писали о нескольких случаях, когда люди были оправданы судом, в том числе было снято обвинение в убийстве. Это обязанность органа уголовного преследования. Основная задача прокурора — не просто выиграть процесс, как это кажется некоторым гражданам, а не допустить осуждения невиновного человека, равно как и не позволить избежать ответственности виновному в преступлении лицу.

Обратимся к цифрам. В 2017 году прокуроры отменили 96 необоснованных постановлений о возбуждении уголовного дела, вернули 559 дел для производства дополнительно предварительного расследования. В 2018—м на стадии досудебного производства прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям в отношении 21 лица, которым было предъявлено обвинение. При поддержании обвинения за 10 месяцев этого года прокуроры по 14 делам отказались от обвинения полностью.

Это практически равносильно оправдательному приговору, когда сама прокуратура посчитала, что вина человека не доказана. В 134 случаях гособвинители отказались от обвинения частично.

Все это говорит о том, что прокуратура не настаивает слепо и до конца на предъявленном обвинении, она корректирует его как в сторону смягчения, так и ужесточения — прокурору предоставлено такое право. Так что считаю, что презумпция невиновности у нас соблюдается. При этом на досудебной стадии примером реализации этого принципа являются решения о прекращении уголовного преследования и прекращении уголовного дела. То есть досудебное производство включает в себя ряд фильтров и барьеров, при наличии которых нет необходимости направлять уголовное дело в суд, чтобы тот оправдал невиновного.

Если обратиться к цифрам, подразделениями СК за 10 месяцев этого года принято почти 24 тысячи решений, когда мы отказывали в возбуждении уголовного дела. Кроме того, по результатам уже проведенного предварительного расследования следователями было прекращено еще 5.

Далее, если человек раскаялся, возместил ущерб и не представляет общественной опасности, а его исправление возможно без применения судебных санкций, то мы активно используем положение статьи 30 УПК, которая позволяет нам с согласия прокурора по указанным основаниям прекращать уголовные дела.

Таких дел за 10 месяцев этого года 1. Это тоже значимо. Кроме того, из содержания принципа презумпции невиновности вытекает несколько следующих подходов.

Лицо не может быть признано виновным только лишь на основании собственного признания совершения преступления. При осуществлении правосудия недопустимо использовать доказательства, полученные с нарушением законодательства. И недоказанная виновность лица в совершении преступления означает доказанную невиновность, человек должен быть абсолютно реабилитирован. То есть следователь должен исследовать доказательства не только обличающие подозреваемого, обвиняемого, но и оправдывающие его.

Вот в вопросы интеллектуальной собственности или банкротства неподготовленный человек не полезет. А по уголовным все готовы давать советы. То есть это лишний раз подчеркивает, что не все разбираются, что такое справедливость и презумпция невиновности с точки зрения закона. Поэтому я считаю, что юристам надо больше заниматься правовым воспитанием граждан, чтобы устранить этот пробел.

Кстати, думаю, что с упомянутой публикацией мы поступим в установленном законом порядке. Суть в другом: любые результаты судебных разбирательств внедряются в общественное сознание со знаком минус. Мол, если осудили — значит, невиновного. Если оправдали, то за взятку. И если оправдательный приговор, то судью надо к ордену представлять, потому что завтра его уволят, ведь он осмелился против прокурора пойти. Но ведь это абсолютная чушь! Да, оправдательных приговоров ровно столько, сколько есть.

Потому что мы их не придумываем, а каждое уголовное дело подлежит разрешению индивидуально, и когда оно только легло на стол судье, ни он, ни адвокат и прокурор не знают, чем закончится судебное разбирательство. У нас есть и несколько другие показатели. Наряду с полными оправданиями у нас ежегодно выносятся сотни приговоров, по которым либо основная часть обвинения, либо обвинение в значительной части не находит своего подтверждения в суде, и в этой части по делу постановляется оправдательный приговор.

В результате человек оказывается осужденным за другие преступления. Если взять эту сторону судебной статистики, то в 2016 году таких приговоров было 146, в 2017—м — 200, за первое полугодие этого года — уже 123. Чувствуется динамика. Но когда суд оправдывает человека по обвинению в убийстве, но осуждает при этом за мошенничество — за менее тяжкое преступление, это что, говорит о необъективности суда или какой—то заданности результата судебного разбирательства?

Если открыть соответствующий раздел статистики, то в первом полугодии этого года 11 человек были оправданы по обвинениям в преступлениях, предусмотренных частями 3 — 5 статьи 328 УК, но осуждены за иные преступления, которые им вменялись, даже не связанные с оборотом наркотиков.

Поэтому нельзя говорить, что судебное разбирательство изначально задано в сторону обвинения. Порядка 2 тысяч человек ежегодно судами вообще освобождаются от уголовной ответственности: ввиду примирения с потерпевшими, в связи с добровольным возмещением ущерба.

Такова объективная картина. Ведь судейское сообщество ориентировано на то, чтобы действительно стоять лицом к лицу к человеку, которого они судят, и принимать в его отношении справедливое, идущее от реальной жизни решение. Получается ли так во всех случаях? К сожалению, нет. Но для того, чтобы исправлять ситуацию там, где это, к сожалению, не получилось, и существует система обжалования, вышестоящие суды.

Может быть, проблема в том, что сама правоохранительная система недостаточно рассказывает о реальном положении дел?

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как нас обманывают: например в Верховном Суде РФ

Верховный суд рассказал, когда может быть отменен приговор по в доход бюджета с осужденных, которые потом подали жалобу с. Но без нее сегодня Верховный суд не может взяться за дело. Некий молодой человек был осужден, сидел в тюрьме. Чтобы добиться справедливости, пришлось уговаривать заключенного подать жалобу.

Насколько суды независимы в своих решениях? Соблюдается ли у нас принцип презумпции невиновности? Наконец, что стоит за оживленными дискуссиями об антинаркотической 328—й статье УК? Как думают наши гости, насколько белорусские суды приблизились к этой цели? Валерий Калинкович: Само понятие справедливости как явления является достаточно сложным и многогранным. Оно по—разному определяется лингвистами, юристами. Если говорить в общем, то, наверное, это соответствие между требуемым и в реальности происходящим — не важно, в какой сфере человеческой деятельности. Применимо к правосудию я осмелюсь утверждать, что мы прошли существенный путь к тому, чтобы наше правосудие воспринималось как справедливое. Алексей Стук: Прокуратура, разумеется, тоже стоит на страже справедливости. Так как это понятие не только философское, но и правовое. Ведь наше законодательство определяет, что судебное решение должно быть не только законным и обоснованным, но и справедливым. Сегодня и стороне обвинения, и стороне защиты суды создают равные условия для реализации предусмотренных в законе полномочий по представлению и исследованию доказательств. Адвокату законом предоставлено право самостоятельно собирать доказательства по делу, запрашивать документы, сведения, необходимые для оказания юридической помощи. Да, не все сведения могут быть представлены соответствующими органами по адвокатским запросам. Но у защитника всегда есть право подать ходатайство органу, ведущему уголовный процесс, об истребовании тех сведений, которые в силу предписания закона не могут быть получены непосредственно адвокатом. На наш взгляд, эти базовые положения позволяют обеспечить справедливость судебного разбирательства. Что касается гособвинения, то прокуроры в своих выступлениях, и особенно во время предложения меры наказания, кроме требований законности и обоснованности, всегда руководствуются принципом справедливости. Эдуард Малиновский: Рассуждая о справедливости правосудия, можно рассмотреть это понятие с двух ракурсов. Первый — с точки зрения государства, правоохранительных органов, следствия, суда: вынесение приговора — как итог завершения работы и органов дознания, и следователя, и прокурора. Это приговор, который основан на убедительных доказательствах, с учетом личности виновного и обстоятельств, когда пройдены все стадии опротестования, обжалования и решение вступило в законную силу.

Предлагается ввести особую систему исправления судебных ошибок - в безнадежных, но вопиющих ситуациях.

Если судебное решение обжаловано и государственным обвинителем, и вышестоящим прокурором, то вне зависимости от содержания приведенных в них доводов правовых оснований рассмотрению подлежат оба представления при условии, что поданы они в срок, установленный законом. Законные представители несовершеннолетних подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, и потерпевшего, которым к моменту производства по делу в судах апелляционной и кассационной инстанций исполнилось 18 лет, вправе обжаловать судебное решение и принимать участие в судебных заседаниях этих судов.

„Правовая неотложка” (памятка арестованному и его родственникам)

ПВР, п. Арестованные, содержащиеся в СИЗО, имеют право, с разрешения лица или органа, в производстве которых находится их уголовное дело, участвовать в гражданско-правовых сделках непосредственно или через своих представителей. Для осуществления гражданско-правовых сделок заключенный пишет доверенность по установленной форме, которая в соответствии с п. Бланки доверенностей обеспечивает администрация СИЗО, но за счет самого заключенного. Доверенность передается или направляется лицу, на имя которого она составлена, через лицо или орган, в производстве которых находится уголовное дело. Граждане, желающие получить доверенность от заключенного, обращаются с соответствующим заявлением устно или письменно на имя начальника СИЗО.

Осужденный пропал из СИЗО после апелляции. Адвокат выяснил, что его отправили в колонию

Задержали сына мужа, родственника, знакомого… Куда обра-титься, чтобы его освободили? Прежде всего, выясните, кто и по какому поводу его задержал. Для этого необходимо обратиться в милицию по месту жительства, где произведено за-держание, и спросить, кто и почему его задержал. Задержать его может не только милиция, но и прокуратура. Можете обратиться и туда. В любом случае, вам обязаны ответить на ваш запрос. Освободить задержанного может либо тот, кто его задержал, либо суд который в любом случае будет рассматривать вопрос об избрании меры пресече-ния, т. Вы в данном случае ничем задержанному не поможете, не тратьте время понапрасну, а ищите адвоката.

.

.

Верховный суд разъяснил будущий порядок сплошной кассации по уголовным делам

.

Сколько раз осужденный из тюрьмы может подавать жалоьу в верх суд

.

10. Некоторые типичные вопросы, связанные с содержанием в СИЗО

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Жалоба в Верховный Суд. Особенности
Похожие публикации