Что означало понятие лежачее наследство

Понятие, значение и виды наследования 55 Открытие и принятие наследства В римском праве и установление наследников осуществлялись в момент смерти наследодателя. Право собственности на наследуемое имущество наследники приобретали не в момент открытия, а после его принятия. За время между открытием и его принятием имущество, входящее в наследственную массу, называлось лежачим hereditas iacens , так как наследственное имущество никому не принадлежало. Что означало понятие лежачее наследство 1.

Глава 64. Приобретение наследства Из книги Гражданский кодекс РФ. Часть третья автора Законы РФ Глава 64. Приобретение наследства Статья 1152.

Что означало понятие лежачее наследство

Законодатель признавал за всеми этими религиозными и богоугодными учреждениями права юридического лица, поскольку сами они не состояли в собственности церкви или даже частных лиц. Из 11-й главы новеллы VII видно, что во времена Юстиниана, как это было и позднее, монастыри в Египте и в некоторых других странах, вместе и с находившимися в монастырях храмами, не только состояли в частной собственности, но и служили предметом купли-продажи, мены, дарения с обращением притом священных мест ad privatum usum et conditionem.

Законодатель возмущается этой профанацией святыни, объявляет подобные сделки недействительными и штрафует продавца rei et pretii amissione; но ниоткуда не видно, чтобы он в принципе отвергал самое право собственности [551]. Лежачее наследство. Hereditas jacens есть своеобразное юридическое лицо, о котором обыкновенно и в источниках говорится с оговорками, что оно только в известных отношениях принимается за лицо: [553] , [554].

Ниже, в главе V, будет указано, в каких именно отношениях наследство принимается за юридическое лицо, т. Во всяком случае, отрицать это качество с точки зрения источников юстинианова права значило бы идти против ясных выражений источников, которые явственно ставят наследство в ряд юридических олицетворений, как municipium, decuria, societas [555]. To положение, что действие вступления наследника в наследство, говорит Зом, имеет обратную силу, значит, что наследник с самого начала, непосредственно после смерти наследодателя, был субъектом всех прав и долгов наследодателя.

Наследодателю прямо и без перерыва наследует наследник, даже если он через долгое время приобретает наследство. Даже и тогда, когда наследство еще не приобретено, не неизвестно, что субъект у него есть, - неизвестно только, кто именно этот субъект. Таким образом, наследник в качестве субъекта наследства представляет не себя самого, a personam defuncti. Сказанное о наследстве относится и к наследству до вступления в него наследника: и в этом периоде времени в наследстве скрывается уже наследник, только еще не распознаваемый.

Наследство обладает качеством наследника представлять наследодателя. Наследство есть наследник, имеющий вступить в будущем, и именно поэтому оно не есть наследник в его качестве как другой личности , а есть наследодатель, ибо наследник как наследник есть скорее наследодатель. Краткий очерк римского законодательства о вольных союзах конца республиканского и начала императорского периода: сенатусконсульт 685 — 690 а.

Фрагменты Гая и Марциана. Возникновение похоронных коллегий. Возникновение религиозных институтов. Вопросом о возникновении не только государства, но даже и вообще политических общин римские юристы не занимались. Государства и муниципии существовали раньше, чем юриспруденция и закон ввели их в гражданский оборот в качестве юридических субъектов частного права.

Если же и возможно было учреждение вновь политических общин, как, напр. Не было надобности римским юристам распространяться и о возникновении лежачего наследства как юридического лица, ибо возникновение его определяется самым его понятием и основывается на общем юридическом правиле. Напротив, вопрос о возникновении вольных союзов и религиозных институтов как юридических лиц вызвал в западноевропейской литературе многие контроверсы. Контроверсы эти вызваны в большей степени общественными отношениями новейшего времени и значением римского права как сохранявшего до последнего времени действие для Германии, чем самым текстом римских источников.

Дело в том, что исследователи обыкновенно не столько задавались целью выяснить, каким образом вольные союзы и христианские религиозные учреждения возникали по римскому праву, сколько желали найти в римском праве аргумент в пользу защищаемого ими взгляда относительно того, как должен быть разрешаем вопрос о возникновении юридических лиц в настоящее время.

Нам, конечно, нет никакой надобности становится на последнюю точку зрения. Мы рассмотрим вопрос о возникновении юридических лиц с исключительно римской точки зрения и скажем сначала о вольных союзах, затем о религиозных институтах. О возникновении вольных союзов как юридических лиц говорят три фрагмента в дигестах: один из них принадлежит Гаю, остальные два - Марциану [560].

Прежде чем, однако, приступить к рассмотрению этих фрагментов, необходимо предпослать краткий очерк законодательства о вольных союзах конца республиканского и начала императорского периода. Здесь прежде всего встречаемся с контроверсой относительно того, было ли свободное право ассоциаций подвергаемо каким-либо ограничениям во времена республики или нет.

Моммзен держится того мнения, что право ассоциаций не подвергалось никаким ограничениям во времена республики и что ограничения явились лишь в конце республиканского периода, когда с падением нравов право ассоциаций получило вредное и опасное для государства развитие [561].

Напротив, Кон полагает, что уже в эпоху республики сенат давал разрешение перегринам на отправление чужих культов и ремесленникам на образование коллегий. Первое право Кон выводит из общего положения сената как высшего учреждения по надзору за государственной религией, оберегавшего государство от вторжения чужих культов и иностранных суеверий.

Последнее право представляется Кону выводом из права государства содействовать при dedicatio sacrorum и распоряжаться относительно пользования locis publicis [562]. Оба вывода имеют, однако, весьма гадательный характер. Из иностранных культов некоторые получали официальное признание в том смысле, что они становились составной частью римского сакрального и, следовательно, римского публичного права.

Остальные, не получившие такого официального признания, культы существовали на частные средства своих адептов, без признания со стороны государства, которое, однако, в отдельных случаях могло запретить те или другие культы ввиду явной их безнравственности, каковы, напр. Последнее обстоятельство нужно, очевидно, принимать в соображение и при оценке второго вывода, который делается Коном относительно ремесленных коллегий.

Как бы то ни было, к концу республиканского времени многие вольные союзы сделались очагами для раздувания политических страстей и для систематической поддержки кандидатур лиц, хорошо плативших за поддержку ambitus ; кроме того, упадок нравов был настолько силен, что образовались даже общества для всяких преступных целей, не исключая грабежа и разбоя [565]. Таковым положением вещей был вызван сенатусконсульт, точная дата которого неизвестна с определительностью: ученые относят его к 685 - 690 г.

Какие это именно были общества - об этом опять разногласие: Дирксен и Моммзен [567] полагают, что сенатусконсульт совсем не касался ремесленных коллегий, а обрушился лишь на общества, принявшие характер политических клубов, причем Моммзен в особенности относит сенатское запрещение главным образом к ассоциациям римских кварталов или к уличным ассоциациям collegia compitalitia [568].

Напротив, Кон [569] , возвращаясь к мнениям предшественников Дирксена, относит означенный запретительный сенатусконсульт к коллегиям ремесленников, поскольку они заявили себя с опасной для государства стороны. Самый сенатусконсульт, говорит Кон, носил вероятно название "DE collegiis" или "DE collegiis tollendis", между тем как политические клубы никогда коллегиями не назывались. В пользу мнения Моммзена говорит, во-первых, то обстоятельство, что и sodalitia политические клубы назывались иногда коллегиями, вообще оба термина допускали синонимическое употребление [570] , во-вторых, то, что когда через несколько лет народный трибун Клодий провел закон de collegiis restituendis nоvisque instituendis, не только прежние коллегии ожили, но и новые явились из подонков городского населения и из рабов [571].

Названный закон Клодия явился в 695 или в 696 г. Наконец, решительные меры против опасных для государственного порядка обществ приняты Цезарем и Августом. Мера, принятая Августом, вероятно, состоялась в виде закона lex Julia. Итак, Юлий Цезарь, по свидетельству Светония, уничтожил все коллегии, за исключением старинных и на законе основанных союзов.

По всей вероятности, как распоряжение Цезаря, так и закон Августа относились только к Риму, и уже позднее запретительные меры распространены были на Италию и на провинции. По крайней мере, Гай говорит уже о многих законах, сенатусконсультах и императорских конституциях по поводу образования обществ: "NEQUE sunt provinciis in et qui naviculariorum aliorum, quorundam pistorum veluti est, confirmatum principalibus constitutionibus atque senatusconsultis corpus quorum sunt, certa Romae collegia Item salinarum.

И Марциан говорит: "MANDATIS in et principalibus constitutionibus senatusconsultis corpus collegia vel collegium celebrat constitutiones mandata senatusconsultum contra coierit, tale quodcunque Caesaris auctoritate senatusconsulti ex nisi autem summa In partiri. Итак, по словам Гая, образование корпорации не без разбора предоставляется всем и каждому, а сдерживается запретительными законами, сенатус-консультами и императорскими конституциями; Марциан прибавляет к этому еще инструкции или императорские приказы mandata провинциальным наместникам.

Гай исчисляет затем те союзы, которые не подвергались запрещению, именно компании публиканов и некоторые ремесленные коллегии, а Марциан, напротив, указывает на воспрещенные союзы collegia sodatitia , т. Перечисление Гая, конечно, не есть исчерпывающее, как и сам он говорит: pistorum et quorundam aliorum, т. И затем Гай ни слова не говорит о декуриях аппариторов и даже о жреческих коллегиях, которые, без всякого сомнения, не могли быть уничтожены законом Августа.

Относительно уцелевших в эпоху запретительного законодательства коллегий нет надобности ставить вопрос о возникновении их и о приобретении ими корпоративных прав, так как последние составляли прямой вывод из их законного существования. Так как, однако, сама идея юридического олицетворения союзов, в смысле субъектов гражданского права, начала разрабатываться юриспруденцией не раньше конца республиканского времени [576] , то нет ничего невозможного в том, что не подвергшиеся действию запретительных законов союзы постольку в особенности ценили свое законное существование, поскольку с ним стали связываться корпоративные права.

На эту мысль прямо наводит Гай, который после исчисления дозволенных союзов в вышеприведенном фрагменте продолжает: "QUIBUS in et corpus habere est permissum res autem communes, fiat agatur oporteat, fierique agi communiter quod publica, re tamquam quem per syndicum, sive actorem communem arcam reipublicae exemplum ad proprium nomine, eorum alterius cujusque societatis collegii", то есть как скоро союз не подпал действию запретительных законов, ему свойственно или естественно, по примеру муниципии, иметь корпоративное имущество и корпоративную организацию.

Но, спрашивается далее, могли ли возникать новые общества после издания запретительных законов, и если могли, то при каких условиях? Что общества возникали вновь и после издания запретительных законов, в этом не позволяют сомневаться многочисленные надписи, в которых упоминается о римских, итальянских и провинциальных коллегиях, и притом весьма часто с прибавкой: "QUIBUS ex licet coire senatusconsulto" [577].

Да и Марциан прямо допускает возможность образования новых коллегий "EX vel Caesaris auctoritate senatus-consulti". Нам неизвестно, юлиевский ли или один из позднейших законов содержал в себе определение о тех условиях, при которых, даже и после запрещения, могла возникнуть дозволенная коллегия; видно только то, что сенат и император считали возможным диспензировать от запретительного закона в отдельных случаях, давая разрешение на образование союза [578]. Что для возникновения союза в каждом отдельном случае требовалось специальное дозволение или разрешение со стороны государственной власти, в этом более или менее согласны все исследователи.

Одни различали полицейское разрешение на существование союза от концессии корпоративных прав и думали, что каждый дозволенный союз нуждался в особой концессии, чтобы стать юридическим субъектом [579]. Другие полагали, что всякая дозволенная коллегия eo ipso становилась юридическим лицом, причем никакой особой концессии или особого акта дарования корпоративных прав не требовалось [579].

Некоторые из ученых первой категории [580] обосновывали свой взгляд на фиктивной природе юридического лица: юридическое лицо, говорили они, не имеющее реального бытия, может существовать лишь как искусственное создание положительного права и, следовательно, должно предполагать специальный творческий акт законодателя. Так как, однако, и некоторые противники фиктивного олицетворения склонялись к тому же мнению [581] и, напротив, некоторые ученые, стоящие на точке зрения Савиньи, не разделяли его взгляда на необходимость специальной концессии для каждого вновь возникающего юридического лица [582] , то нет основания усматривать необходимую причинную связь между признанием или непризнанием фиктивной природы юридического лица, с одной стороны, и между требованием или отрицанием специальной концессии юридической личности, с другой стороны.

Означенная контроверса между немецкими учеными объясняется тем, что понятия и отношения нашего времени они применяли к римскому праву и к римским отношениям, а некоторые даже прямо желали создать из римского права аргумент в пользу отстаиваемой ими теории возникновения юридических лиц в настоящее время [583]. Между тем как, по мнению одних, каждое юридическое лицо в отдельности должно получать свое бытие от государственной власти, другие предпочитали установление государством общих нормальных условий для возникновения юридических лиц, так что каждый союз, удовлетворяющий этим общим условиям и, следовательно, подходящий под общее правило, должен получать права юридического лица без специального концессионного акта государственной власти.

Полицейское разрешение может при этом требоваться, говорили последние [584] , но дозволение существования не содержит в себе дарования права личности, ибо то и другое исходят из различных сфер компетенции, - одно от полицейского, другое от законодательного учреждения.

Однако все дело в том что, по римскому праву, как говорит Штоббе, полицейское разрешение и приобретение корпоративных прав на основании закона совпадали, т. Следовательно, не правы как те, которые из римского права выводили требование специального дарования юридической личности как акта, отличного от полицейского разрешения, так и те, которые совсем отрицали необходимость специальной концессии по римскому праву.

Примечания: [551] См. XLI, 3. XLI, 1. III, 17. XLVI, 1. Кеппен Erbschaft, 88 старается обессилить фрагмент Флорентина указанием на цель, которую преследовал этот юрист в своем решении. Флорентину нужно было решить, возможно ли поручительство за умершего должника, и он желает сказать лишь, что поручительство за долг возможно и при отсутствии физического лица должника, так как наследство заступает место этого лица, подобно тому как муниципия и декурия заступают место физического лица.

Но ведь и Флорентин, и Юстиниан, принявший фрагмент Флорентина в дигесты, сравнивают наследство с муниципией и декурией, имея в виду не одно только отрицательное сходство несуществование физического индивида - должника , а и положительное наличность чего-то реального, в данный момент существующего, каковым и является наследство, уподобляемое в этом случае реально существующим муниципии и декурии.

То же в изд. XII, 1 легат, в случае непринятия его легатаром, считается собственностью наследника ex die aditae hereditatis ; fr. II легат, не отклоненный легатаром, hereditate jacente, считается собственностью наследства, а затем прямо переходит в собственность легатара, никогда не быв собственностью наследника: recta via dominium quod hereditatis fuit, ad legatarium transeat nunquam factum heredis.

XLVII, 10 о том, что actio injuriarum по поводу оскорбления, нанесенного умершему в период лежачего наследства, принадлежит наследству и затем уже посредственно, через наследство, приобретается наследником, тогда как оскорбление, причиненное умершему post aditam hereditatem, составляет непосредственное оскорбление самого наследника: quotiens autem funeri testatoris vel cadaveri fit injuria, si quidem post aditam hereditatem fiat, dicendum est heredi quodammodo factam...

III 4; fr. XLVII, 22. XLVII, 22, - где Гай цитирует постановление закона XII таблиц, по его словам, извлечен-ное из законодательства Солона, о свободном установлении содалами статутов под условием лишь ненарушения публичных законов, решительно говорит в пользу этого мнения. Гирке также подвергает сомнению свободное право ассоциаций во времена республики Deutsch. Genossenschaftsrecht, III, 80. Но compita назывались и самые общества уличан - чтителей этих ларов. Само собою разумеется, что подобные ассоциации могли служить пригодным орудием в руках политических агитаторов и средством для проведения кандидатур.

Oratio in L. Pisonem, c. Divus Julius Caesar, 42:. Divus Octavius Caesar Augustus, 32:. III, 4. Согласно с этим и Ульпиан в fr. Вопрос о разрешении или неразрешении мог возникнуть даже в отношении к такой коллегии, которая в других местах существовала уже как дозволенная.

Пухту справедливо упрекал Унгер в непоследовательности.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как по незнанию закона наследники теряют наследство?

55 открытие и принятие наследства В древнейшем римском праве такое имущество считалось бесхозяйным (res nulljus), поэтому любое лицо, захватив. Понятие лежачего наследства и его правовой режим. к ним означал оставление его в семье и гарантировал ее экономическую стабильность, почему.

Открытие и принятие наследства Различалось несколько видов легатов. Открытие и принятие наследства. Лежачее наследство. Наследственная трансмиссия Глава Принятие наследства Момент принятия наследства. Наследование есть преемство в имущественных правах и обязанностях наследодателя, кроме тех, которые как ususfructus, штрафные иски из деликтов и некоторые другие считаются неразрывно связанными с личностью того, для кого они возникли. Момент, когда преемство признавалось установленным, и порядок этого установления были в римском праве неодинаковы для разных категорий наследников. Для sui heredes и назначенных наследниками по завещанию рабов наследодателя момент открытия наследства delatio hereditatis был и моментом возникновения преемства. Более того, по цивильному праву ни sui heredes, ни рабы не имели права отказаться от открывшегося для них наследства. Они были heredes sui et necessarii. Для sui это объяснялось тем, что они, как уже указано, не столько наследовали, по взгляду римлян, сколько вступали в управление своим имуществом. Для рабов это было следствием их общего правового положения: назначение наследником означало и освобождение раба, но освобождение с возложением на раба, по воле господина, положения наследника. Понятно, что такое обязательное наследование было весьма обременительно для наследника в случаях, когда наследство было переобременено долгами, за которые наследник, в силу римской концепции универсального преемства, отвечал не только имуществом наследственной массы, но и своим имуществом. Ввиду этого претор предоставлял sui heredes так называемое beneficium abstinendi, в силу которого он отказывал в иске против цивильных наследников, фактически не осуществлявших своего права наследования, и предлагал bonorum possessio следующей за ними категории наследников, а если не находилось желающих, объявлял конкурс над имуществом наследодателя для удовлетворения его кредиторов. Все остальные наследники были extranei heredes, для которых открытие наследства означало лишь возникновение права на принятие наследства aditio или acquisitio hereditatis , которого они могли и не осуществить. Они были heredes voluntarii добровольные. Способы принятия наследства. Принятие наследства первоначально осуществлялось путем особого торжественного акта, cretio от которого отказалось законодательство Юстиниана ; впоследствии было достаточно неформального волеизъявления о принятии или фактическом вступлении в дела наследства pro herede gestio.

Из й главы новеллы VII видно, что во времена Юстиниана, как это было и позднее, монастыри в Египте и в некоторых других странах, вместе и с находившимися в монастырях храмами, не только состояли в частной собственности, но и служили предметом купли-продажи, мены, дарения с обращением притом священных мест ad privatum usum et conditionem.

Время открытия наследства[ править править код ] Днём открытия наследства является день смерти гражданина. При объявлении наследодателя умершим см.

118. Понятие «лежачего» наследства

Вопрос 74. В то же время римское право знало и сингулярное правопреемство, то есть предоставление наследнику не всех, а лишь отдельных прав наследодателя отказы и легаты. Наследование возможно было либо по закону, либо по завещанию. Римское право не допускало возможности наследования после одного и того же лица по разным основаниям. Это означало невозможность, чтобы одна часть наследства перешла к наследнику по завещанию, а другая часть того же наследства - к наследникам по закону. Римское право различало понятия открытия наследства и вступления в наследство.

Вопрос 74. Принятие наследства и его последствия 7 страница

Право собственности на наследуемое имущество наследники приобретали не в момент открытия наследства, а после его принятия. За время между открытием наследства и его принятием имущество, входящее в наследственную массу, называлось лежачим наследством hereditas iacens , так как наследственное имущество никому не принадлежало. В древнейшем римском праве такое имущество считалось бесхозяйным res nulljus , поэтому любое лицо, захватив его и владев им год, становилось собственником. Позднее в классическом праве для устранения посягательств лежачее наследство до принятия наследниками числилось за умершим, личность которого продолжалась в наследственном имуществе. Принятие наследства является односторонним действием наследников, которые свидетельствовали о наличии у них желания вступить в наследство. В случае отказа от наследства или нежелания его принимать от наследников первой очереди требовалось особое заявление. При этом отсутствие этих действий или заявлений говорило о переходе права на принятия наследства к следующему наследнику. Срок для принятия наследства в римском праве не был установлен. Однако принятие наследства являлось регламентированной процедурой. При принятии наследства наследник должен был составить опись наследственного имущества.

Законодатель признавал за всеми этими религиозными и богоугодными учреждениями права юридического лица, поскольку сами они не состояли в собственности церкви или даже частных лиц.

Наследование — переход имущества умершего лица к одному или нескольким другим лицам. Наследство — преемство всех прав наследодателя в частноправовой сфере.

Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву

.

§ 1. «Лежачее» наследство

.

Наследование (право)

.

Лежачее наследство римское право во

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Принятие наследства путем проживания вместе с наследодателем на время открытия наследства
Похожие публикации